alpamare (alpamare) wrote,
alpamare
alpamare

Category:

Челябинский орган: публикация от 12 декабря.

Мой скромный блог отметил своим вниманием многоуважаемый dawid_o - сотрудник пресс-службы Челябинской епархии, прислав вот эту ссылку:

http://chelyabinsk.ru/text/news/735984.html

Очень хочется верить в то, что всё будет действительно хорошо.
Попутно хочу еще раз подчеркнуть для тех, кому это важно: я люблю свою Церковь, в которой уже почти 27 лет причащаюсь и без которой не мыслю своей жизни. Одновременно я музыкант, без музыки я тоже не мыслю своей жизни, и мне не может быть безразлична судьба уникального инструмента. Это как раз тот самый случай, когда очень и очень хочется ошибаться в плохих прогнозах, и я возьму назад все слова, связанные с нехорошим сценарием развития событий, когда события действительно завершатся должным образом. А до того я буду по-человечески тревожиться. Буду вместе со всеми ждать установки органа и возможности спеть в каком-нибудь концерте вместе с ним. И буду рада посетить храм, и, если пустят, очутиться там среди клирошан. Мне очень хочется дожить до этих дней.

Почитайте публикацию - и обязательно распространите ее. И будем следить за публикациями. Под кат не кладу, извините, пусть будет так.

Челябинский орган останется таким, каким он был 26 лет от рождения. Об этом 11 декабря заявилглава органостроительной фирмы «Германн Ойле» Дирк Ойле, который руководит демонтажом инструмента. Наблюдая за работой немецких специалистов, понимаешь, что ты свидетель по-настоящему исторического события. А после разговора с ними улетучиваются все сомнения в правильности происходящего. Эксклюзивные подробности – в материале Chelyabinsk.ru.

Дирк Ойле

Немецкий регламент

В старом органном зале убрали все кресла, разобрали балюстраду, которая отделяла зрительские ряды от холла при входе, все это пространство заняли большие и малые деревянные ящики, тюки бумажной шерсти и рулоны специальной ткани для упаковки деталей.

Орган в лесах. Шесть немецких специалистов (в их числе Фридеман Бирке, который 26 лет назад занимался монтажом челябинского органа) снимают трубы с лицевой части инструмента. Мастера вынимают их из тела органа так легко, будто карандаши из коробки. Затем каждая труба оборачивается прозрачной пищевой пленкой и укладывается в ящик с бумажной шерстью. Немцы работают очень красиво, как высокопрофессиональные хирурги у операционного стола: без суеты, спокойно и сосредоточенно, не разглагольствуя о делах посторонних, каждый знает свою задачу. Все их движения будто запрограммированы.

Трудятся органостроители с восьми утра до восьми вечера, делая перерыв только на обед и краткую чайную паузу. Даже неловко отвлекать их от такого четкого регламента. Но, как объяснил Дирк Ойле, он вполне понимает волнение не только органиста Владимира Хомякова, который время от времени появляется в зале, но и поклонников органной музыки, горожан, которые следят за событиями, и потому готов ответить на все вопросы.

Мороз – вне игры

– Господин Ойле, приходилось ли вам когда-нибудь перевозить орган из одного здания в другое?

– Совсем недавно, три года назад, мы перевозили орган из одной церкви в Германии, которая закрылась, в концертный зал. Потому что члены церковной общины так любили свой орган, что захотели продлить его жизнь. И мы это сделали.

– Вас не пугает, что челябинский орган придется перевозить не весной, как было запланировано, а зимой?

– У нас нет никаких опасений по этому поводу. Орган не боится мороза, для него опаснее жаркая, сухая погода. В 2009 году мы зимой перевозили орган из Германии в консерваторию Санкт-Петербурга, где было в то время минус 25 градусов. Все прошло хорошо. До момента готовности вашего нового органного зала ящики с органом будут находиться здесь – в прежнем микроклимате. А как только в новом зале включат систему кондиционирования, транспортируем орган туда.

– Скажите, сколько орган может находиться в разобранном виде, чтобы это ему не навредило?

– Не более одного года. Хотя, конечно же, чем меньше, тем лучше.

– Какие части органа нуждаются в особой защите при транспортировке?

– В принципе все. Например, трубы, которые установлены на лицевой части органа, не терпят даже прикосновения человеческой руки, поэтому мы работаем в перчатках. Тем более нельзя допустить на них царапин и вмятин. Внутренние трубы из другого сплава и такой осторожности уже не требуют. Но мы тщательно упаковываем все детали. Все будет хорошо, не волнуйтесь. В нашей фирме 43 специалиста, у которых огромный опыт как в демонтаже, так и в монтаже органов, в их ремонте и модернизации.

– Кстати, в договоре сказано, что вам предстоит модернизировать наш орган. Какие новые опции появятся?

– В первую очередь мы почистим все трубы органа. Потому что за столько лет они уже запылились, особенно маленькие трубы, диаметр которых 3,5 мм. Это нормально, пришла пора их почистить. Будут заменены регистры органа. Они пока работают, но сложно сказать, сколько еще прослужат, поэтому лучше заменить. И это уже будут современные регистры. С экономической точки зрения сейчас самое лучшее время, чтобы модернизировать электрическую часть органа. И мы это сделаем.

– Итак, вы считаете, что челябинскому органу при транспортировке его в новый концертный зал сегодня ничто не угрожает?

– Мы ничего не боимся. (Смеется.) Напротив, радуемся, что орган будет перевезен в новый концертный зал, которому уделено столько сил, внимания и времени. Построен адекватный, хороший зал для органа.

– Простите, но наши читатели подозревают, что немецких специалистов можно было подкупить, и потому они согласились перевозить орган зимой.
(Смеется.) Это невозможно. Нашей мастерской уже 140 лет, и мы хотим, чтобы она просуществовала еще как минимум столько же. А это возможно, если мы будем работать честно и сохраним репутацию. Мы, конечно, понимаем, что горожане волнуются, что переживает Владимир Хомяков, но мы уверены в своих знаниях, в своих силах. Мы сможем вернуть городу орган таким, каким он был. Я говорил господину Хомякову, что он будет радоваться органу в новом зале точно так, как радовался здесь.

Три этапа

По словам директора органного зала Ирины Андреевой, несмотря на то, что к демонтажу инструмента пришлось приступить раньше графика, все складывается хорошо: все контракты с немецкой фирмой «Германн Ойле» – и на демонтаж, и на транспортировку, и на монтаж в новом здании – подписаны. К первому этапу работ – демонтажу – зал был подготовлен в короткое время, но специалисты всем остались довольны.

Органный зал на Алом Поле был закрыт для зрителей 27 ноября. Уже 6 декабря, в день памяти благоверного князя Александра Невского, митрополит Феофан провел здесь божественную литургию. Сейчас специалисты проектируют иконостас для храма, планируют роспись стен. Ранее сообщалось, что челябинский орган переедет в новый концертный зал «Родина» к лету 2014 г.

До конца декабря орган будет разобран и уложен в ящики, которые займут северное крыло храма Александра Невского, потому что там почти не бывает солнца и нет перепадов температуры и влажности. В привычном для него микроклимате инструмент пробудет до того момента, когда в новом зале будет отлажено современное оборудование кондиционирования и увлажнения воздуха.

«В январе в новом зале начнутся пуско-наладочные работы оборудования для создания нужного для органа микроклимата, – рассказала журналисту Chelyabinsk.ru Ирина Андреева. – И только тогда мы перевезем орган в новый зал. Транспортировкой органа будут также руководить два специалиста фирмы «Германн Ойле». Этот второй этап запланирован на конец января. Литургии в старом здании отменять в декабре и январе не будем. Как сказали специалисты фирмы «Германн Ойле», это не помешает органу».

Для транспортировки органа в новый зал заказан теплый фургон, хотя немецкие специалисты уверены, что мороз инструменту не страшен. В ящиках в новом зале инструмент пролежит, скорее всего, до весны, если органостроители не смогут приехать на его монтаж раньше.

А после монтажа мастера приступят к третьему, самому ответственному этапу работ – интонировке органа, то есть его адаптации к акустике нового зала. Специалистов, которые этим занимаются, во всем мире единицы. На них, как правило, выстраивается очередь, и до нас она дойдет только в августе. Сдача органа в новом зале по графику состоится 4 октября.

«Считаю, что у нашего органа счастливая судьба, – уверена Ирина Андреева. – Посмотрите, сколько людей следит за судьбой челябинского органа и принимает в ней участие: органостроители, акустики, архитекторы, строители, музыканты, слушатели, все неравнодушные горожане. Прекрасно, что орган стал достопримечательностью Челябинска – о нем говорят, думают, за него переживают, им гордятся. Мне понравились слова владыки Феофана на недавней литургии в храме, он сказал прихожанам, что не должно быть никакой эйфории и никакого злорадства по поводу перенесения органа в новый зал, что в этой ситуации нет победителей и нет побежденных; все получили то, что должны были получить: верующие – исторический храм, город – современный органный зал».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments